О вертикальном развитии - 1


Привет, дорогие друзья и коллеги. Я решила выпустить в мир серию постов о здоровье организаций и развитии лидеров. Для начала – небольшая предыстория.

Как многие знают, бОльшая часть моей профессиональной жизни проистекала в крупной международной консалтинговой компании, где мои роли поступательно росли, как матрешка: руководитель обучения и развития управленческих и лидерских навыков, руководитель отдела обучения и развития, руководитель направления организационного развития, потом роль в корпоративном университете региона EMEA (Европа, Ближний Восток, Африка). Параллельно я начала свою практику коучинга лидеров и команд, а также организационного консультирования.

Это движение сопровождалось постоянными исканиями волшебного ответа на вопросы:

- Как сделать так, чтобы компания функционировала как здоровый организм? - Что это за организм и как он устроен? - Как сделать так, чтобы менеджеры и руководители были способны создавать и поддерживать эту систему? Чтобы не были парализованы в современных реалиях VUCA-мира (изменчивость, неопределенность, сложность, неоднозначность)?

Опыт показывал, что даже при том, что в компании есть ясные процессы и модели компетенций, программы обучения и развития, которые мы создавали, могли научить полезным навыкам и знаниям, но не очень успешно справлялись с апгрейдом формы мышления до уровня, которого требуют эти новые реалии. Я говорю сейчас о способности к стратегическому мышлению, построению качественных отношений, партнерству, переосмыслению себя, нацеленности на долгосрочный успех, социально-ответственное ведение бизнеса. Знакомо, да? 😊

В общем, последние пару лет сфокусировалась на этих темах и хочу поделиться своими мыслями в серии постов.

Первый блок – про то, что в деловой литературе сейчас упоминается как «вертикальное развитие», т.е. как раз те самые апгрейды нашей человеческой «операционной системы», способность справляться с все более сложными задачами и видеть дальше в пространстве и времени.

Второй блок планирую немного погодя – об организациях и командах; о том, как функционирует невидимый организм системы отношений, и как этой невидимой рукой управляет нашим поведением и отношениями. Если в нашей работе коучей и организационных консультантов мы не будем видеть этого, то часто попытки «починить» конкретных людей будут оказываться достаточно бесперспективными, к сожалению.

Мне также будет интересно по ходу дела видеть вашу реакцию, что откликается, что не очень, с какими трудностями сталкиваетесь.

Вертикальное развитие

Немного об истории. Теорией развития взрослых занимались и занимаются ряд исследователей. Среди некоторых заметных авторов назову Эрика Эриксона, Роберта Кигана, Джейн Левинджер, Уильяма Торберта, Кена Уилбера, Сюзанну Кук-Гройтер (а также другие). Наука уже давно изучала этапы развития детей, и только относительно недавно обнаружила, что в отличие от физического развития, которое у людей останавливается после 20 лет, наше сознание способно меняться и развиваться до конца жизни, проходя через определенные стадии. Кстати, для тех, кто знаком со спиральной динамикой: вы найдете много параллелей с этой темой.

В коучинге лидеров и организационном консалтинге я нахожу работы Боба Кигана (и его соратницы Дженнифер Гарви-Бергер) и Билла Торберта особенно удобно применимыми, поэтому буду упоминать именно их. Темы глубокие и сложные, но я намеренно не буду углубляться в детали, а больше буду смотреть с точки зрения практика.

Все, кто работает в организационном контексте, понимают, что люди отличаются по личностным характеристикам, у всех свои сильные и слабые стороны, умения строить отношения, свой стиль принятия решений и подход к разрешению конфликтов. Еще одной стороной является различная способность людей понимать комплексность мира. В отличие от развития навыков, развитие способности к более сложному мировосприятию является развитием сознания.

Ключевой посыл теории в следующем: многие думают, что мы живем в «объективной реальности», и видим одни и те же объекты и события. На самом деле, теория вертикального развития говорит о том, что каждый человек конструирует картину своей реальности, исходя из того, что он может различать и воспринимать как объекты. Наша картина мира складывается из смыслов, которые мы придаем объектам и событиям. По мере развития, человек обретает способность воспринимать все более сложные явления как объекты, придавать новые смыслы этим объектам, видеть не только прямые, но и удаленные во времени последствия своих действий, справляться с возрастающей степенью абстракции и парадоксами.

Легко наблюдать различия в комплексности сознания у детей. К примеру, когда трехлетний ребенок, купающийся в ванне, видит, как вода уходит в слив, он проводит прямую связь между утекающей водой и тем, что его игрушки и его самого сейчас тоже унесет в водоворот. Никакие уговоры и объяснения старших не могут успокоить ребенка, потому что трехлетний ребенок еще не способен увидеть разницу между водой и игрушками, которые слишком велики, чтобы пролезть в отверстие слива. А через несколько месяцев этот же ребенок будет играть в ванне и спокойно наблюдать, как вода уходит в слив. Ситуация не поменялась. Но возросла способность ребенка делать более сложные различия. Сознание стало более комплексным.

Так же, как и детское сознание, сознание взрослого человека развивается по определенному шаблону на протяжении всей жизни. Но у взрослых увеличение комплексности сознания не так легко наблюдать, потому что оно касается не столько объектов физического мира, сколько понимания мироустройства и социальных связей. Эти степени комплексности сознания разные авторы называют по-разному. К примеру, Боб Киган называет их «формами сознания», а Билл Торберт - «Логиками действий».

В организациях лидеры с различной формой сознания будут обладать разной способностью видеть различные точки зрения, управлять своей жизнью, изменять и создавать системы, управлять конфликтами и справляться с парадоксами.

Формы сознания Роберта Кигана

Мне кажется правильным для начала рассказать о том, как описывает формы сознания Киган, поскольку они дают понимание самого процесса трансформации.

По теории конструктивистского развития (Constructive Developmental theory) Кигана, развитие сознания не столько связано с освоением новых навыков и знаний, сколько с изменением способа, которым мы узнаем и понимаем окружающий мир. Именно это мы называем трансформацией.

Движение к более поздним формам сознания связано с тем, что Киган называет субъектно-объектным переходом. Этот переход происходит, когда из состояния, в котором мы были Субъектом неких установок или правил, которые мы не замечали так же, как воздух, которым мы дышим, и которые контролировали нас, мы попадаем в состояние, где мы осознаем эти установки и правила как фильтры, через которые мы видим мир, т.е. эти правила или установки становятся Объектом. В этот момент мы обретаем выбор относительно того, насколько мы позволяем этим правилам и установкам и дальше продолжать определять решения, которые мы принимаем.

Мне нравится метафора Дженнифер Гарви-Бергер, описывающая эти переходы как виды на танцпол: вид с точки зрения себя, танцующего на танцполе, и виды с балконов разной высоты. Когда вы смотрите с уровня танцпола, все, что вы можете видеть – это непосредственно окружающие вас люди, и действие на танцполе кажется самым главным событием. По мере того, как вы поднимаетесь все выше на балкон, вы способны видеть всех людей, участвующих в танце, а также, что происходит за пределами танцпола, и за пределами танцевального клуба. Ваша картина мира расширяется, и ваш танец становится лишь частью картины, часто не самой важной. Вы также обретаете способность наблюдать себя с этого балкона, видеть свое поведение и реакции, понимать, откуда они берутся, выбирать, что с этим делать…

Итак, про формы сознания.

Само-суверенная форма сознания

Эта форма сознания у взрослых характеризуется комбинацией чувства само-центрированности и фокуса на том чего Я хочу (очень похоже на наше восприятие нынешней молодежи 😊). Больше присущая подросткам и молодым взрослым, само-суверенная форма сознания также встречается и у взрослых 40-50 лет и старше. В этой форме сознания люди обнаруживают, что у них есть убеждения и чувства, которые не меняются со временем (к примеру, «я люблю шоколад, но не люблю овсяную кашу», или «я хорошо катаюсь на коньках»). Такие люди очень конкретны, и реальный мир воспринимают через физические объекты и непосредственную угрозу или награду в виде материального и физически-ощутимого (физическую угрозу, материальное вознаграждение и комфорт). Хоть они и осознают наличие у других людей их чувств и интересов, они еще не обладают способностью воспринимать перспективу другого человека, и эти интересы учитываются только когда они влияют на интересы само-суверенного человека. Правила такие люди воспринимают как ограничения свободы и барьеры на пути к удовлетворению своих желаний и интересов, и не нарушают их лишь из страха наказания. Авторитет находится вовне: в формальном статусе, правилах и процедурах. Такие понятия как лояльность или приверженность отношениям пока еще являются очень абстрактными и непонятными категориями.

В рамках организаций таких людей не так много, но исследования показывают, что их примерно 13%.

Окружающих, которые продвинулись на более поздние формы сознания, такое поведение сильно раздражает. Они ошибочно могут воспринимать эти черты устойчивыми характеристиками личности, нежели способностями, обусловленными текущей формой сознания и поддающимися развитию.

Социализированная форма сознания

По мере того, как картина мира человека усложняется, он перестает воспринимать себя как центр вселенной, и обретает способность видеть и принимать мнения и точки зрения других, видеть себя как члена сообщества. Соответственно, развивается способность принимать правила, созданные сообществом, как правильный способ жизни. На этой стадии человек способен быть приверженным чему-то большему, чем он сам, и быть лояльным этой системе, теории или отношениям. При этом, человек с социализированной формой сознания верит в то, что он не может менять эти правила, и не ставит их под сомнение. Он подчиняется людям, сообществам или организациям, правила которых он принял (к примеру, политическая партия, церковь, семья, уличная банда, коммерческая организация).

Самое главное ограничение для данной формы сознания – это конфликт между интересами и правилами двух значимых для человека сторон (к примеру, уделять больше времени карьере, что считается правильным в бизнесе, или воспитанию детей, потому что общество считает это правильным), такому человеку трудно принять решение, он разрывается на части. Это похоже на ситуацию, в которой руководитель компании ищет рекомендаций у своего совета директоров. В этом совете директоров присутствуют важные идеи, отношения или теории. Проблемы возникают, когда человек с социализированной формой сознания еще не является председателем своего совета директоров и разрывается между различными мнениями, не умея принять своего решения.

Люди с социализированной формой сознания и переходной формой к следующей, само-авторствующей форме – наиболее часто встречающаяся форма сознания у взрослых. Около 46% людей попадают в эту категорию.

Тем не менее, современный мир организаций исходит из предположения, что большинство людей находится в более поздней форме сознания, поэтому многие организационные структуры и программы нацелены на более поздние формы, и слишком сложны/непонятны для большинства людей.

Само-авторствующая форма сознания

В современном мире человек все чаще натыкается на конфликты между различными правилами и мнениями, и нуждается в способности делать выбор между различными – и разумными – опциями. Если продолжать предыдущую метафору с советом директоров, ему нужен председатель совета директоров для того, чтобы услышать все точки зрения, и при необходимости принять решение. И когда человек обретает такого председателя своего внутреннего совета директоров, это означает переход на следующий уровень сознания – само-авторствующий.

Из этой формы сознания человек способен среди различных теорий и подходов выбрать свой путь. Про такого человека говорят, что он самоуправляемый, самомотивирующийся, хозяин своей работы. Он способен видеть различные точки зрения, но при этом не испытывает особых трудностей в принятии решений при наличии конфликтующих точек зрения, потому что у него есть своя система принятия решений.

Эта форма сознания часто встречается в организациях, особенно на руководящих позициях. Примерно 41% людей видят мир через призму само-авторствующего сознания или, что гораздо более редко, из переходного этапа к само-трансформирующемуся сознанию.

Само-трансформирующееся сознание

Так же, как социализированное сознание начинает ставить под сомнение нерушимость правил, созданных кем-то другим, и становится само-авторствующим сознанием, когда само-авторствующее сознание начинает ставить под сомнение нерушимость своих внутренних установок и правил, оно начинает путь к само-трансформирующемуся сознанию. Такой переход практически никогда не происходит до средних лет человека, и даже тогда наблюдается крайне редко. Тем не менее, поскольку мир сегодня перестает быть предсказуемым и меняется с амплитудой, которая кардинально меняет традиционное мировосприятие, мы должны увидеть все больше людей, двигающихся в сторону само-трансформирующегося сознания.

Эта форма сознания одновременно осознает потребности различных людей и сообществ, видит много уровней каждой проблемы и различных точек зрения. Вместо того, чтобы видеть людей как отдельные системы, они способны проводить параллели между этими внутренними человеческими системами, замечая сходства в том, что на поверхности кажется отличиями. Они не делят мир на черное и белое, а воспринимают это черное и белое как множество оттенков серого, которые можно различить только на фоне более светлых или темных цветов рядом с ними.

Такие люди будут менее идеологичными и приверженными одной единственной точке зрения. В организациях они более ориентированы на качество процесса, нежели на достижение конкретного результата или показателя эффективности. Они мыслят в рамках долгосрочного выживания организации, и рассматривают организацию как часть эко-системы бизнеса и общества.

Это наиболее редко встречающаяся форма сознания – всего около 1% населения. Тем не менее, увеличивающиеся одновременно продолжительностью жизни и непредсказуемость мира, требующая способности быстро меняться, должна способствовать тому, что таких людей будет становиться все больше.

И что из этого следует?

На мой взгляд, многое.

- Во-первых, понимание уровней вертикального развития, и того, как это развитие происходит, может объяснить многое в поведении людей, найти ключ к общению и возможности для развития там, где раньше не видели, и избирать наиболее действенные подходы.

- Во-вторых, именно уровень вертикального развития во многом определяет эффективность человека в организации. Исследования Билла Торберта (о его модели расскажу в следующем посте) подтверждают то, что мы интуитивно чувствуем: именно с уровня само-авторствующей формы сознания человек демонстрирует оптимальную и высокую эффективность в организации, особенно на руководящих ролях, когда человек несет ответственность за существенные части бизнеса или за бизнес в целом. Само-авторствующая форма сознания (а иногда и само-трансформирующаяся) - это то, что описывают модели компетенций лидеров в различных организациях, и к чему стремятся программы развития лидеров, кадрового резерва и высокопотенциальных сотрудников. И тема вертикального развития дает нам инструменты оценки и развития высокой точности и эффективности.

В последующих постах расскажу про логики действий Билла Торберта, а также мои наблюдения про организации и развитие лидеров из моей практики.

Предыдущие публикации
Архив
Поиск по хэштегам
Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square